Проповедь апостола Андрея Первозванного на Руси: летописное предание и исторические факты (начало)

Автор: Анна Фейгина

Первозваннаго апостола Христова,
Евангелия Святаго проповедника, 
Российския страны богодухновеннаго просветителя,
Андрея преславнаго, песньми восхвалим, 
стояще на версе холма, идеже Крест водрузи десница его,
и ему яко Церкве возследователю верховному,
в след себе указавшему ей путь ко Христу 

(Первый кондак акафиста святому апостолу Андрею Первозванному)

Традиция почитания апостола Андрея на Руси сохранялась на протяжении веков. Апостол Андрей издревле особо почитается в Русской церкви и является её покровителем. 

Христианство существовало и активно распространялось в славянских и сопредельных землях за несколько веков до крещения Руси (988 год). С начала установления христианства первым просветителем русской земли стал считаться апостол Андрей Первозванный, но ни доказать, ни опровергнуть предание о «хождении» апостола Андрея по русским землям исторически невозможно.  Однако многие ученые, начиная со времени формирования исторической науки (к. XVIII – н. XIX веков), не оставляли исследований и высказывали противоречивые мнения о данном событии. Изыскания на эту тему присущи как церковной, так и светской историографии, и даже в советский период упоминания об апостоле Андрее не исчезали со страниц научных изданий. Поиски и исследования о вероятности посещения апостолом Андреем русской земли не прекращаются и по сей день. 

В «Повести временных лет» преподобного Нестора Летописца, в статье, отмеченной под 983 годом, например, написано: «В русской земле не суть апостолы учили» – то есть, «здесь апостолы не учили» и «телом апостолы не суть здесь были». Тот же мотив повторяется у преподобного Нестора в  «Житии Бориса и Глеба».

Известный всем рассказ о посещении Русской земли апостолом Андреем содержится в Радзивиловской летописи. Радзивиловская летопись – это летописный памятник, датируемый началом XIII века, сохранившийся в двух списках XV века — собственно Радзивиловском, иллюстрированном многочисленными миниатюрами, и Московско-Академическом. Радзивиловская летопись представляет собой «Повесть временных лет», продолженную погодовыми записями до 1206 года. 

«Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и захотел отправиться в Рим, и проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришёл и стал под горами на берегу. И утром встал и сказал бывшим с ним ученикам: "Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей". И взойдя на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошёл с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошёл вверх по Днепру. И пришёл к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей – каков их обычай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришёл в Рим, и поведал о том, как учил и что видел, и рассказал: "Диво видел я в Славянской земле на пути своём сюда. Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут. И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят омовенье себе, а не мученье". Те же, слышав об этом, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме, пришёл в Синоп» (Повесть временных лет). 

Таким образом, очевидно, что уже в самом летописном тексте содержится некая противоречивость сведений об апостольской проповеди в Русской земле, что в дальнейшем и стало вызывать споры об исторической достоверности летописных сказаний. 

Книга Деяний апостолов в основном посвящена жизни и деятельности апостола Павла. О проповеднических трудах других апостолов там сообщается очень фрагментарно. По древнехристианскому преданию, после Пятидесятницы ученики Христа бросили жребий, в соответствии с которым отправились проповедовать Евангелие в разные страны. Апостолу Андрею достались обширные земли Вифинии и Пропонтиды, Фракии и Македонии, простирающиеся до Черного моря и Дуная, Скифии и Фессалии, Эллады и Ахайи.

Летописная повесть о посещении славянских земель Андреем Первозванным была хорошо известна на Руси, как в древности, так в последующие века. Начиная с конца XVIII столетия историки стали формулировали проблему в упрощенной форме: посещал ли Русь святой Андрей? Так, например, А. Л. Шлёцер, немецкий историк и публицист, в 1761—1767 годах состоявший на русской службе в Санкт-Петербурге, в своем исследовании о преподобном Несторе Летописце ограничился утверждением, что «сказание Нестора о хождении апостола Андрея не что иное, как благочестивая сказка».

Позднее к исследованию вопроса о путешествиях св. Андрея приступил известный церковный историк святитель Макарий (Булгаков), митрополит Московский. Его первый том «История Русской Церкви» посвящен истории христианства на Руси до ее крещения равноапостольным князем Владимиром. 

В ходе исследований святитель Макарий выявил целый ряд различных источников сведений по вопросу о проповеди апостолом Андреем на территории России. Заслуга митрополита Макария заключается в том, что он определил связь рассказа «Повести временных лет» с данными средневековых писаний, в основном, греко-византийских авторов, которые также сообщали о деятельности апостола Андрея. И многие из них свидетельствовали о том, что апостол Андрей проповедовал учение Христа в Скифии.

Самым ранним указанием на то, что апостол Андрей проповедовал в Скифии, является свидетельство Оригена – раннехристианского богослова, жившего в третьем веке, в третьей части его толкований на Бытие. Это известие передавалось и древнехристианским писателем Евсевием Памфилом Кесарийским, который жил позднее, в IV веке,  на страницах своей «Церковной истории», которая является бесценным источником по истории раннего христианства. Ориген говорит, что «апостолы и ученики Господа и Спасителя нашего, рассеявшись по вселенной, проповедовали Евангелие: Фома, как сохранилось до нас предание, получил в удел Парфию, Андрей – Скифию, Иоанну досталась Азия и проч.».

Святитель Дорофей, епископ Тирский (255–362), пишет: «Андрей, брат апостола Петра, протек всю Вифинию, всю Фракию и скифов (или, как в другом списке, всю приморскую страну Вифинии, Понта, и Фракии, и скифов), проповедуя Евангелие Господа; потом достиг великого города Севаста (или Севастополя), где находится крепость Аспар и река Фазис (ныне Рион), у которой обитают внутренние эфиопы; погребен в Патрасе Ахейском, будучи распят Егеатом».

Позднейшие греческие авторы отводят апостольской проповеди Андрея еще более обширную область. Например, в риторических произведениях, сохранившихся под именем Никиты Философа Давида и посвященных апостолу Андрею, говорится: «Так вот великий апостол, обойдя северный край, воздвиг горы Сионские. Ибо где бы ни оставался след правоты и частица разумной души и мысли, [все], видя человека, настолько превосходившего их яркостью речи и совершенством жизни, насколько они превосходили зверей и скот, как они полагали, ему же, совершенно уступая в доблести, вручали свои умы и шли за провозглашаемым им огнем; и, просвещенные словом благодати и очищенные водой возрождения и усовершенствованные Духом усыновления, они приобщали себя к Пресвятому в святых Церквах...

Но не без крови вводилось у них великое таинство веры. Подобно тому, как Учитель и Господь скрепил свой завет кровью, так и славнейший ученик должен был не голыми словами только провозглашать сасение Божье, но и собственной кровью укрепить его наследие. Ведь невозможно было всех целиком склонить к истине, и, подобно тому, как Иудея раньше простерла руку на Христа, так и против Андрея была настроена Скифия, — и низвергающий гнев царей, и губительные порывы владык, и дикий приступ толп, и оковы, и, следовательно, бичи, и вытягивание и раздирание членов. Увы, — и дубины, и камни, и мечи, — все, что попадалось под руки нечестивых убийц, становилось орудием, обрушивавшимся на славную голову. Готовая жертва, с готовностью приносимая за жертвующих! И как долг перед Тем, Кто раньше за него [самого] был принесен в жертву, он пролил собственную кровь, и — о, подражание Богу! — за убивающих [жертву] принял искупление.

  А что же великий Иерарх? Он благосклонно принял жертву и вдохнул [словно] запах благовония совершенство поступка, вновь возведя целое и невредимое то святилище разума и сохранив его еще для большей славы и состязаний. Так и великий Андрей, пройдя через противников, был распят как и Христос, во всем одержав победу через любовь к Нему». (Слово четвертое. «Похвала святому и всеславному апостолу Андрею»).

И «…он [Андрей] достигает города Воспора, который лежит по ту сторону Эвксинского Понта, близ страны тавроскифов, и недалеко отстоит от Меотидского озера… Соименный мужеству Андрей, посеяв в Воспоре божественные словеса и сделав многих годными к плодоношению, спускается в соседний с ним город под названием Феодосия, где был царь по имени Савромат. Тогда многолюдный, наполненный множеством язычников и расцветавший философами, теперь он совершенно предан запустению и до того обезлюдел и захирел, что ни следа человека в нем не видно, кроме очень немногих тогда и там уверовавших.

  И оставив их, он прибывает в Херсон, город Скифии, жители которого проводят жизнь по-варварски и неразборчиво, легко вращаемые всяким ветром, легковерные и легко переменчивые, любящие во всем ложь, в вере нетвердые по сей день и непокорные в отношении любого повиновения. Пробыв у них достаточно дней, божественный апостол снова вернулся в Воспор». (Похвальное слово славному и всехвальному апостолу Христову Андрею Первозванному и повесть о его хождении на Божественную проповедь и совершенных им чудесах) (Виноградов А.Ю. Деяния апостола Андрея. М., 2004).

Святитель Макарий Московский приводит и еще ряд источников, которые свидетельствуют о проповеди апостола Андрея на территории России. Говоря же о «Повести временных лет», святитель отмечает: «Как бы то ни было, только предание о благовестии святого апостола Андрея даже во внутреннейших областях нашего отечества не заключает в себе ничего невероятного, и нет основания отвергать его безусловно или принимать за одну идею... Соглашаемся, что в повествовании нашего летописца есть небольшая странность, когда говорит он, будто святого Андрея до такой степени мог занять обычай новгородских славян мыться в банях. Но это необходимый нарост и прикраса, без которых не может обойтись самое достоверное предание, сохраняющееся целые века в устах народа; эта странность касается предмета, совсем стороннего в повествовании, ее можно выбросить, можно изменить и еще более увеличить, а основа повествования о путешествии Первозванного в России останется неприкосновенною».

Рассуждая о том, каким народам мог проповедовать апостол Андрей, святитель Макарий делает общий вывод: «итак, проходя с словом истины чрез древнюю Скифию от Дона и до Дуная, святой апостол Андрей должен был встречать на пути своем между прочим и славянские племена, даже по преимуществу славянские».

И заключает: «Из слов нашего преподобного летописца можно заключать, что и во внутренних областях нашего отечества, вокруг Киева и Новгорода, проповедь святого Андрея осталась не совсем бесплодною. Правда, сначала в нашей летописи говорится, что когда святой апостол Андрей был у Киева, он взошел только на горы киевские, благословил их и утвердил на одной из них крест, пророчествуя о будущем здесь великом городе и многочисленности в нем Божиих храмов, а когда достиг Новгорода, то подивился только странному обычаю местных славян мыться в банях; и ни слова о том, учил ли кого у нас святой благовестник, занимался ли своим главнейшим делом – проповедию – или только путешествовал для какой-либо другой цели. Но далее читаем, что когда от нас он отправился и пришел в Рим, то прежде всего “исповеда там христианам, елико научи и елико виде он в земле словенской”, путешествуя в Рим.

Впрочем, не станем обольщать себя и сознаемся, что если и положены были святым апостолом Андреем в странах киевских и новгородских какие-либо начатки христианства, то они существовали очень недолго. Грубость народа, недостаток в приготовленных пастырях и учителях, гонения от язычников, а вместе постоянные смуты и перевороты политические были причиною того, что святая вера, как и у некоторых других народов, просвещенных самими апостолами, на целые века подавлена была у нас совершенно. И святого апостола Андрея отнюдь нельзя считать непосредственным основателем Русской Церкви. Нет, эта Церковь, как всякому известно, явилась в позднейшее время и есть дщерь Церкви Цареградской. Эту Церковь Первозванный только издали благословил в духе пророческом, утвердивши на горах киевских святой крест – ее незыблемую опору. И если сей апостол может быть назван основателем ее, то разве только основателем посредственным именно потому, что он же даровал первого архипастыря (Стахия) Византии, от которого начался непрерывный преемственный ряд иерархов Цареградских и потом в определенное Богом время начался непрерывный ряд и наших иерархов, продолжающийся доныне. А с другой стороны – и потому, что в состав настоящей Русской Церкви мало-помалу вошли, заметно и незаметно, все те небольшие частные Церкви, какие основаны были святым апостолом Андреем в южных пределах нашего отечества, и из которых некоторые, по всей вероятности, как далее увидим, едва ли не непрерывно существовали со времени этого апостола; хотя иногда, особенно до четвертого века, святая вера сильно подавляема была в них язычеством и хотя нужны были впоследствии новые сеятели, чтобы благодатное семя, посеянное здесь святым апостолом, не заглохло совершенно и принесло плоды свои».

Но необходимо заметить, что как в XIX веке, так и в современной исторической научной литературе преобладает мнение о том что «Повесть временных лет» является недостоверным источником. Нельзя отрицать, что некоторые основания для подобного скепсиса у ученых имеются. Например, тот факт, что рассказ о посещении апостолом Андреем Русской земли  довольно поздно вошел в состав русского летописания и не был приведен в более древних списках.

Так, в Слове «О законе и благодати» митрополита Иллариона Киевского, которое является одним из самых ранних (между 1037–1050 гг.) произведений древнерусской литературы, автор восхваляет крещение Руси, князя Владимира Святославича и много и пространно говорит о распространении христианства, но при этом ни словом не упоминает предание о проповеди апостола Андрея на русских землях. Другой писатель XI века Иаков Мних, также составивший похвалу Владимиру Святославичу, тоже не отражает в своем тексте этого предания. 

Возможно, предание о проповеди апостола Андрея включено было в летопись либо самим Нестором Летописцем, либо кем-то из его предшественников. Однако, как было отмечено выше, в летописной статье 983 г. рассказ о языческом ритуальном убийстве двух варягов-христиан в Киеве завершается следующим образом: «Дьявол радовашеся сему, не ведый, яко близь погибель хотяше быти ему. Тако бо тщашеся погубити род хрестьаньский, но прогоним бяше хрестом честным и в инех странах ; сде же мняшеся оканьный: яко сде ми есть жилище, сде бо не суть апостоли учили , ни пророци прорекли, не ведый пророка, глаголюща: “И нареку не люди моя люди моя”; о апостолех бо рече: “Во всю землю изидоша вещанья их, и в конець вселеныя глаголи их ”. Аще и телом апостоли не суть сде были, но ученья их аки трубы гласят по вселеней в церквах, их же ученьем побежаем противнаго врага, попирающе под нози, якоже попраста и си отечника, приемша венец небесный с святыми мученики и праведники». (Повесть временных лет).

Кроме того, в составленном преподобным Нестором Летописцем «Чтении о житии и о погублении блаженного страстотерпца Бориса и Глеба» написано: «Апостоли же, шедше, проповедаху евангелие по всей земле, яко же заповеда им Господь: мьнози вероваша и крестишася во имя Отца и Сына и Святого Духа, и бе радость велика веровавшим в Господа нашего Исуса Христа. Видяху бо чюдеса многа, яже творяху святии апостоли во имя Господа нашего Исуса Христа: слепии прозираху, хромеи хожаху, прокажении очищахуся, беси от человек отгоними бываху молитвами святых апостол. И умьножившимся хрьстьянам, и требы идольскыя упраздниша, и погыбоша. Сим сице бывшим, оста же страна Руская в первеи прельсти идольскыи; не убо бе слышала ни от кого же слово  о Господе нашем Исусе Христе, не беша бо ни апостоли ходи ли к ним, никто же бо  им проповедал слова Божия. Негда сам владыка Господь наш Исус Христос благостию своею призри на свою  тварь, не дасть бо им погыбнути в прельсти идольстей, н по мнозех летех милосердова о своемь созданьи, хотя я в последняя дьни присвоити к своему Божеству, яко же и сам глаголаше в еуангелии, притчами рекый». (Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба, и службы им).

Однако стоит еще раз заметить, что при учете всех этих текстологических фактов нет реальных причин как непреложно утверждать о  подлинности события проповеди апостола Андрея на русских землях, так и категорически отрицать его. 

Из историков-скептиков, с резкой критикой отозвавшихся о «Повести временных лет», известен академик Е. Е. Голубинский. В первой главе первого тома «Истории Русской Церкви» (1880) он пишет: «очень может быть, что честолюбие и тщеславие наших предков, желая достигнуть того, чтобы страна наша была посещена одним из апостолов, не особенно затруднились бы составить повесть об этом и в том случае, если бы не представлялось к этому никакого основания и никакого внешнего повода».

Профессор Голубинский допускал, что апостол Андрей действительно посещал северный берег Черного моря. Однако он считал, что именно это обстоятельство и дало повод русским летописцам, жившим уже почти тысячелетие спустя, литературно «продолжить движение» апостола с проповедью вверх по течению Днепра, на север и так далее. Он считал, что летописцам это было необходимо для того, чтобы показать давность приобщения Русской земли к учению Христа, и в этом смысле молодое государство могло бы в XI – XII веках выглядеть на равных с другими европейскими христианскими странами.

Профессор Голубинский полагал, что апостолу просто незачем было идти на Киевские горы, поскольку эта местность во времена апостола Андрея не была еще заселена. Кроме того, он подчеркивал, что совершенно невероятным является путь, которым апостол Андрей хотел дойти до Рима: «Посылать апостола из Корсуни в Рим нашим путём есть одно и то же, что посылать кого-нибудь из Москвы в Петербург путём на Одессу; но представлять возможным совершенно неестественное или невероятное есть одна из привилегий составителей народных легенд. Притом, сочиняя этот неожиданный и слишком оригинальный путь, составитель повести, по всей вероятности, не считал его таким невозможно странным, каким он был на самом деле: имея недостаточные географические сведения, он, вероятно, только находил его несколько более длинным, чем прямой путь по морю Средиземному».

Однако здесь надо заметить, что уже во времена профессора Голубинского были уже известны источники, вводящие в научный оборот данные археологических раскопок. Эти источники давали основание делать иные выводы о населенности мест, указанных в преданиях о проповеди апостола Андрея. Можно вполне определенно утверждать, опираясь на археологические источники, что  Восточная Европа во времена апостола Андрея была уже достаточно плотно заселена. Да и за 2000 лет до Р.Х  Восточная Европа уже была заселена разными народами.  Примерно к XV в. до н.э. завершилось многовековое перемещение и расселение нескольких сотен родственных индоевропейских племён. В этом числе, примерно в XV – XII веках до н.э. в Европе появляются праславяне, то есть предки славян. 

В конце II – начале I тысячелетия до Р.Х появляются отдельные отрывочные сведения о народах, населяющих северный кавказский берега Черного моря и примыкающие к этому региону земли.  Коренной перелом наступает в конце VII – начале VI века до Р.Х. Именно в это время на северном берегу Черного моря появляется значительное количество колоний, полисов или городов-государств. В основном, это греческие  города – государства, которые были уже обозначены с названиями в древних источниках. Это города Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Тир Итака, Фанагория и многие другие.  Эти города представляли собой уже достаточно развитую структуру, одновременно принадлежат причем к развитому греческому миру и к Дикой степи (территория севернее Крыма позднее  была названа Дикой степью) , по которой проходили племена скифов-кочевников, сарматов а так же другие народы. С территории северного Причерноморья начинается постепенное освоение прежде всего греческими купцами, жившими вот в этих городах – колониях  других сопряженных с ними территорий. Они постепенно начинают углубляться на север от Крыма, на запад, в Карпаты, в причерноморские степи и так далее и постепенно поднимаются по рекам Днестр, Южный Буг, Днепр, Дон, Волга и пр. Обо всем этом  свидетельствуют многочисленные археологические материалы, античные предметы культуры, которые были найдены учеными на данных территориях. 

В V веке до Р.Х. Ольвию (этот город находился недалеко от современного Николаева) посетил знаменитый античный историк Геродот Галикарнасский. Описание Скифии вошло в 4-ю книгу его «Истории греко-персидских войн». В частности, он пишет: «От торгового города борисфенитов, составляющего наиболее срединный пункт во всей приморской Скифии, первыми живут каллипиды, представляющие собою еллинов-скифов, выше их живет другой народ, именуемый алазонами. Как эти последние, так и каллипиды во всем ведут такой же образ жизни, как и скифы, но хлеб они сеют и употребляют в пищу, равно как лук, чеснок, чечевицу и просо. Над алазонами обитают скифы-пахари, сеющие хлеб не для собственного употребления в пищу, но для продажи. Выше их живут невры. К северу от невров, насколько мы знаем, лежит пустыня. Народы эти живут вдоль реки Гипаниса к западу от Борисфена.

С переходом через Борисфен вступаем в ближайшую от моря землю, Гилею ; выше ее живут скифы-земледельцы, которых живущие у реки Гипаниса еллины называют борисфенитами; самих себя тамошние еллины называют ольвиополитами. Следовательно, эти скифы-земледельцы занимают пространство к востоку на три дня пути, простираясь до реки, именуемой Пантикапою, и на север вверх по течению Борисфена на одиннадцать дней. Над ними простирается обширная пустыня. За пустыней обитают андрофаги — народ особенный, вовсе не скифский. Еще выше лежит настоящая пустыня: не живет там, насколько мы знаем, ни один народ.

К востоку от скифов-земледельцев, по ту сторону реки Пантикапы, обитают скифы-кочевники, не сеющие ничего и не пашущие. Вся эта страна, за исключением Гилей, безлесна. Кочевники занимают область к востоку на четырнадцать дней пути, простирающуюся до реки Герра. По ту сторону реки Герра находятся так называемые царские владения и живут храбрейшие и многочисленнейшие скифы, прочих скифов почитающие своими рабами. На юге они простираются до Таврики, на востоке до того рва, который выкопали потомки слепых, и до торжища на Меотидском озере, называющегося Кремнами; владения их частью доходят и до реки Танаиса. Земли, лежащие к северу от царственных скифов, заняты меланхленами, народом особым, не скифским. Выше меланхленов, насколько нам известно, лежат озера и безлюдная пустыня. По ту сторону Танаиса нет более Скифии; первая из тамошних областей принадлежит савроматам, которые занимают пространство в пятнадцать дней пути, начиная от угла Меотидского озера по направлению к северу. Вся страна лишена диких и садовых деревьев. Над ними живут будины, занимающие второй участок земли, весь покрытый густым разнородным лесом» (Геродот, История).

Таким образом, с этого момента Восточная Европа перестает быть неизвестной для греков. А к 1 веку по Р.Х. эта территория представляла собой в значительной степени освоенный греками регион. Здесь уже имели место хорошо отлаженные пути сообщения, наблюдалось постоянное движение купеческих караванов и так далее. В 3 – 2 веках до Р.Х. в эпоху эллинизма составляются первые карты,на которых нанесены уже все горы, водоемы, реки, известные в Восточной Европе по сей день.

Источники

1. Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба, и службы им –https://azbyka.ru/otechnik/Dmitrij_Abramovich/zhitija-svjatyh-muchenikov-borisa-i-gleba-i-sluzhby-im/

2. Голубинский Е.Е. История русской Церкви. Т.1, ч.1. https://azbyka.ru/otechnik/Evgenij_Golubinskij/istorija-russkoj-tserkvi-tom-1-chast-1-period-pervyj-kievskij-ili-do-mongolskij/

3. Геродот, История в 9 книгах, перев. с греческого Ф. Г. Мищенко, с его предисловием и указателем, изд. 2-е, М. 1888.

4. Виноградов А.Ю. Деяния апостола Андрея. М., 2004. 

5. Макарий (Булгаков), митрополит Московский. История Русской Церкви. Т.1. – https://azbyka.ru/otechnik/Makarij_Bulgakov/istorija-russkoj-tserkvi/

6. Повесть временных лет. – https://azbyka.ru/otechnik/Nestor_Letopisets/povest-vremennyh-let/

Требы онлайн

Также вы можете отправить заявку на поминовение, поставить свечу, пожертвовать в алтарь на богослужение и помочь приходу, приняв участие в целевых благотворительных сборах.

Старый сайт в архиве и доступен по ссылке old.lavravcheremushkah.ru